Версия для слабовидящих Последний номер: 18 Мая 2020 года
16+
газета республики Коми

3 июля 1944 г. - освобождение Минска

0 602 Памятные даты

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Встреча танковых войск 3-го и 1-го Белорусских фронтов в Минске означала завершение окружения гитлеровских войск, отступавших перед 2-м Белорусским фронтом, и остатков разгромленных дивизий противника, отброшенных на юг стремительным наступлением войск 3-го Белорусского фронта и на север войсками 1-го Белорусского фронта.

Танковые и общевойсковые соединения 1-го Белорусского фронта, наступавшие в направлении Бобруйск, Минск, 29-30 июня встретили сильное сопротивление противника на рубеже реки Свислочь. Фашистское командование, перебросив на этот рубеж 12-ю танковую дивизию, стремилось воспрепятствовать обходу Минска с юго-востока.

Преодолев сопротивление врага, наши танковые соединения вышли в район Пуховичи и частью сил начала совершать маневр в обход Минска с юга. 3 июля танковые соединения фронта, сбивая неприятельские силы с занимаемых ими рубежей, вышли к Минску с юго-востока и совместно с войсками 3-го Белорусского фронта замкнули кольцо окружения.

Одновременно с наступлением в направлении на Минск успешно развивалось преследование гитлеровцев и в направлении на Барановичи. Кавалерийские соединения, наступавшие на этом направлении, во взаимодействии с общевойсковыми и механизированными соединениями преодолели сопротивление противника на промежуточных рубежах обороны и уже 30 июня заняли город Слуцк… Так, в период с 28 июня по 4 июля войска 3-го Белорусского фронта совместно с войсками 1-го Белорусского фронта освободили столицу Белоруссии Минск - важнейший стратегический узел обороны фашистов на западном направлении.

Что было в городе в первые часы его освобождения! Жители Минска встречали своих освободителей с цветами, на улицах играла музыка. И хотя город был изранен, многие его дома были объяты пламенем, Минск пел и у всех на лицах сияло выражение счастья.

Ровно в 22 часа небо Москвы озарили оранжево-зеленые и красные огни ракет, раздался могучий залп из трехсот двадцати четырех орудий. Двадцать четыре раза в июльском небе полыхали огни славы и почета в честь доблестных освободителей столицы Советской Белоруссии. Освобождение Минска было радостным праздником для всех народов Советского Союза.

НАШ ПЕРВЫЙ ТАНК ВОРВАЛСЯ В МИНСК 3 ИЮЛЯ41-ГО

Воспоминания танкиста Д.И. Малько

«Стоял жаркий полдень 3 июля 1941 года… Шоссе оказалось безлюдным. Я вел машину, крепко сжав руками рычаги. В голове - рой мыслей: «Чем встретит нас город? Вряд ли долго удастся оставаться незамеченными - красные звезды на бортах машины видны издалека, они ярко блестят на солнце. Безусловно, схватки с фашистами не миновать». Танк поднялся на взгорок, и я увидел впереди, в серой дымке, Минск.

Прямо по курсу возвышались трубы ТЭЦ, заводские корпуса, дальше виднелись силуэт Дома правительства, купол собора. От волнения у меня сильнее забилось сердце. Проехали железнодорожный переезд, пути трамвайного кольца и оказались на улице Ворошилова. Здесь было много предприятий, но все их корпуса стояли теперь полуразрушенными, с темными проемами дверей и окон. Потом наша машина поравнялась с длинным темно-красным зданием ликеро-водочного завода. Вот здесь мы и увидели первых фашистов.

Их было десятка два. Немецкие солдаты грузили в машину ящики с бутылками и не обратили никакого внимания на внезапно появившийся одинокий танк. Когда до сгрудившихся у грузовика немцев осталось метров пятьдесят, заработала правая башня танка. Николай ударил по фашистам из пулемета. Я видел в смотровую щель, как гитлеровцы падали у автомашины. Некоторые пытались было вскарабкаться на высокую арку ворот и спрятаться во дворе, но это не удалось. Буквально за несколько минут с группой фашистов было покончено. Я направил танк на грузовик и раздавил его вместе с ящиками водки и вина. Затем мы переехали по деревянному мостику через Свислочь и свернули направо, на Гарбарную, ныне Ульяновскую, улицу. Миновали рынок (там теперь находится стадион), и вдруг из-за угла улицы Ленина навстречу выскочила колонна мотоциклистов.

Фашисты двигались как на параде - ровными рядами, у тех, кто за рулем, локти широко расставлены, на лицах - наглая уверенность. Майор не сразу дал команду на открытие огня. Но вот я почувствовал его руку на левом плече - и бросил танк влево.

Первые ряды мотоциклистов врезались в лобовую броню танка, и машина раздавила их. Следовавшие за ними повернули вправо, и тут же я получил новый сигнал от майора и повернул танк направо. Свернувших мотоциклистов постигла та же участь.

Я видел в смотровое отверстие перекошенные от ужаса лица гитлеровцев. Лишь на мгновение появлялись они перед моим взором и тут же исчезали под корпусом танка. Те из мотоциклистов, которые шли в середине и хвосте колонны, пытались развернуться назад, но их настигали пулеметные очереди из танка. Начался крутой подъем на улице Энгельса.Дома горели, стлался вокруг дым пожарищ. Поравнялись со сквером у театра имени Янки Купалы и обстреляли группу фашистов, скопившихся там.

Ведя на ходу огонь, мы вырвались наконец на центральную - Советскую улицу. Повернув направо, я повел танк вперед по узкой улице, изрытой воронками, усыпанной обломками зданий и битым кирпичом. Когда спустились вниз, возле окружного Дома Красной Армии я получил команду от майора повернуть направо. Свернул на Пролетарскую улицу, которая теперь носит имя Янки Купалы, и вынужден был остановиться. Вся улица оказалась забитой вражеской техникой: вдоль нее стояли машины с оружием и боеприпасами, автоцистерны. Слева, у реки, громоздились какие-то ящики, полевые кухни, в Свислочи купались солдаты. А за рекой, в парке Горького, укрылись под деревьями танки и самоходки.

Т-28 открыл по врагу огонь из всех своих средств. Майор прильнул к прицелу пушки, посылал в скопления машин снаряд за снарядом, а курсанты расстреливали противника из пулеметов. На меня дождем сыпались горячие гильзы, они скатывались мне на спину и жгли тело. Я видел в смотровую щель, как вспыхивали, словно факелы, вражеские машины, как взрывались автоцистерны и тонкими змейками сбегали с откоса в реку пылающие ручейки бензина.

Пламя охватило не только колонну машин, но и соседние дома, перекинулось через Свислочь на деревья парка.

Фашисты обезумели. Они бегали по берегу реки, прятались за деревья, за развалины зданий. Я заметил, как какой-то спятивший от страха гитлеровец пытался влезть в канализационный колодец. Другой втиснулся в сломанную водозаборную решетку и тоже получил пулю. Всюду врагов настигал огонь нашего танка.

Пулеметные очереди косили гитлеровцев, не давая им возможности опомниться, прийти в себя, сея панику…

Мы приближались к Комаровке, и впереди уже видна была спасительная развилка дорог. Еще минута-другая… И в это мгновение невероятной силы удар потряс танк. Машина наполнилась дымом и смрадом. Кто-то отчаянно вскрикнул, кто-то зло выругался. Я понял, что случилось: снаряд попал в моторное отделение…».

Несмотря на ранение, Д. И. Малько сумел выйти к своим. Ровно через три года, 3 июля 1944 года старшина Малько, уже будучи механиком-водителем «тридцатьчетверки», вступит в освобожденный Минск и найдет сгоревший остов своего Т-28 на восточной окраине города.

Уже после войны за этот бой он был награжден орденом Отечественной войны I степени.



ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ
100 лет журналистике Год культуры в Республике Коми 2018 Спиридонов