Версия для слабовидящих Последний номер: 18 Мая 2020 года
16+
газета республики Коми

Купание в весенней реке проводить лучше в спасательном жилете

0 676 Безопосность
На Удоре ледоход, а значит радостные хлопоты для многих, связанные с охотой и рыбалкой по большой воде. Но почти каждый год некоторые таёжники по разным причинам попадают в ледяную воду половодья и не каждому везет. Если мой опыт купания в не очень теплой весенней реке кому-то поможет выжить - я буду очень рад. Три года назад весной после ледохода решил съездить в выходные на охоту на озеро около реки. Днем температура воздуха была плюс четыре градуса, шёл дождь со снегом и ветром, но такие мелочи разве охотника остановят. Когда проголодался, буквально на пять минут выскочило солнце и припекло. По реке ездить тепло не бывает, поэтому был одет в многослойную одежду, включая меховую безрукавку, полушубок и сверху спасательный жилет. И кто на солнце выдержит обедать в такой теплой одежде, поэтому жилет и полушубок скинул. Утки в такую погоду летать не желали, из-за этого решил поехать домой.    На обратном пути небо снова затянуло хмурыми тучами, и вскоре сквозь дрожь понял, что без полушубка просто замерзну. Одежда лежала посередине лодки «Южанка М», болтики газа и поворота мотора «Тохацу 9,8» для избежания сброса скорости и произвольного поворота были поджаты и многократно проверены на лодке с грузом. Поэтому спокойно привстал и потянулся за полушубком. Скорее всего, толчок ногами и перемещение центра тяжести к центру пустой лодки спровоцировали поворот мотора и вхождение «Южанки» в крутой разворот по реке. Сгруппировавшись, бросился на дно, но из-за центробежной силы сел на борт. Правое крыло «Южанки» ушло под воду, левое задралось в небеса почти перпендикулярно и мое судно справа начало заливаться через борт. Поняв, что если продолжу спокойно сидеть - перевернусь, а если дерну ручку мотора на себя - уйду под воду кормой вместе с мотором, который стоит астрономическую сумму. Горько вздохнув от таких мыслей, бросился спиной вперед в реку, оттолкнувшись изо всех сил от противоположного борта. Как и ожидал, лодка восстановила свое положение и, радостно ревя мотором, поплыла вниз по Вашке, выписывая кренделя по реке. В первое мгновение, попав в воду, даже немножко удивился, что не почувствовал никакого «ожога» от холодной воды и что телу тепло. В одежде было много воздуха, поэтому болтался на поверхности, не прилагая больших усилий. На «командирских» часах было 17.30 часов. В юности в позднюю осень кувыркался с «Казанки», попробовав завести «Вихрь М» на ходу. Увидев, что лодка стала плавать большими кругами, прикинул скорость, расстояние, поплыл наперерез, зацепился, залез и поплыл на ней дальше. Японец оказался подлее - мотор кружился по малому радиусу, а нос лодки по большому. Подплыв кролем, собрал все силы и почти выпрыгнул из воды, стремясь зацепиться за нос летящей на скорости «Южанки». Не дотянулся. Так и поплыл поплавком по течению, смотря, как уплывают моя зимняя шапка и почуявшая свободу лодка. Сейчас считаю, что это была опасная потеря времени при плавании в ледяной воде. Одежда промокла до конца, и наконец-то ощутил все прелести холода. На мгновение остановилось дыхание, и вначале стал вздыхать редко, но глубоко. В дальнейшем на это перестал обращать внимание. Мир стал осознавать ярко пронзительными картинками, возникла задача - доплыть. Поплыл к наиболее близкой точке - залитым водой кустам за 30 метров, где планировал перевести дух перед доплыванием до сухого берега. К кустам поплыл на спине, сил тратится при таком способе намного меньше. При движении нагрелся абсолютно сырой первый слой одежды, а верхняя одежда, служа экраном, не давала вымывать тепло текущей рекой. Но стали мерзнуть руки и ноги и потихоньку отказывать. Когда думал про руки, они гребли, а ноги сами останавливались, когда думал про ноги, они начинали грести, а руки останавливались. В какой-то момент понял, что плохо держусь на поверхности и стал размышлять, какими матюгами обложу магазин в Ухте, продавший мне спасжилет. Лишь когда вода залила лицо, понял, что потихоньку скольжу на дно, так как совсем перестал грести. Резко выплыл и больше не отвлекался на посторонние мысли. Из-за рывка наполовину соскочил один сапог и повис на привязи, это дало неожиданный плюс - он стал работать как ласта и ускорять движение. При купании поздновато вспомнил, что на мне достаточно много лишнего груза: патронташ, бинокль, видеокамера, секач, нож. Вес этого добра, как потом выяснилось, составил с сапогами шесть килограммов. Попробуйте на досуге летом поплавать с такой гирей. А на мне была еще куча одежды, вода между ее слоями тоже прилично весила. Любителям экстрима посоветовал бы на короткие дистанции плыть в сапогах (помогают сохранить тепло), на длинные - сбрасывать. Сам от лишнего груза не освободился из-за советского воспитания, когда жалко стало выбрасывать добро. Считаю это моей самой крупной и крайне опасной ошибкой. Неожиданно появившиеся над лицом дрожащие на течении тонкие ветки ивы воспринял с радостным удивлением. Накопилась усталость, поэтому перевернулся и повис, прижатый течением, на ветках кустарника с толщиной в палец. Только здесь понял, что купался в реке без спасательного жилета. Отдыхая, огляделся. Залитая полоса кустарника шла под углом к сухому лесу. Вариант плыть напрямик к берегу через открытую воду пятнадцать метров отверг сразу, осознавая, что не хватит сил. Решил плыть по полосе и отметил более- менее высокие ивы, где по дороге буду отдыхать. Снял лишние вещи, включая меховую безрукавку с сапогами, и развесил их на ветках куста. Теплые чулки тоже сдернулись, и остался только в тонких носках. Для расстегивания снял рабочие перчатки и обратно одеть не смог. Стало намного легче передвигаться, но заметно холоднее - течение стало интенсивнее вымывать тепло из-под нижнего белья. Третьей «базой отдыха» в 8.00 часов стала приличных размеров ива, на которой решил отдохнуть, так как сил плыть дальше не было. Кисти рук и стопы ног от холода потеряли всякую чувствительность, накладывая кисть руки на ветку, не мог согнуть пальцы, хотя смотрел на них и стремился сжать. С белых пальцев стала сдираться кожа с мясом, но при этом не высачивалось ни одной капли крови. Стопы болтались сами по себе. Стал цепляться локтями и коленями за ветки при карабкании на дерево и так оторвался от воды. Вися в воздухе на иве, ремнем брюк застегнулся за ствол, чтобы не упасть в воду и снова не мочиться. Хотя стена елок по берегу закрывала меня от ветра, вскоре стала бить крупная дрожь. Делать было нечего и, зная, что вниз по реке ближайшие охотники находятся за пятнадцать километров, а вверх - за тридцать пять, решил все-таки покричать. От криков неожиданно согрелся. Так провисел четыре часа, когда понял, что достаточно прилично согрелся. Стали подчиняться сознанию пальцы и стопы ног. Достаточно долго обдумывал, в какую избушку идти, когда доберусь до берега. Когда относительно согрелся, решил с моей ивы парашутиком допрыгнуть до берега, так как ужас, как не хотелось плыть 4 метра по чистой воде. На вершине дерева связал веревочкой кучу веток вместе, оттолкнулся от них ногами и полетел на другой ветке к сухому берегу, испытывая в душе полное счастье. Вдруг - хрясь! - хрупкая ветка ивы ломается, и через мгновение вижу, что коричневое сквозь воду небо уходит все дальше и дальше. Ну что сделаешь, опять намок. Подумав так, взбрыкнулся, выплыл и увидел перед глазами ветви ольхи, растущей у края берега. Делом техники было дойти по ее ветвям до берега. С 22.00 часов стали сгущаться сумерки. Адреналин от полученного стресса обострил понимание местности, и, хотя здесь охотился двадцать лет назад, ясно представлял, куда надо идти. Прошел за два часа два мега (излучины) реки по залитому весенним половодьем лесу, часто до пояса, в двух местах черную глубину через ветровал. Только один раз в темноте в тонких носках напоролся на шиповник. Понимая, что основные приключения закончились, радуясь, что стопами стал чувствовать боль, присел в лужу и выдернул иголки. Дошел до спрятанной в лесу озерной лодки, дотащил до воды, доплыл сначала до реки, потом до избушки. В избушку пришел в 1.00 час ночи, температура воздуха была плюс один градус. Первым делом затопил печку, вторым - стал спасать слипшиеся документы и только потом переоделся. Моя пустая лодка доплыла до деревни, где знакомый охотник опознал ее и сообщил об этом главе поселка. Жена утром позвонила участковому с вопросом, когда выедут на мои поиски. Тот ответил, что весной пропало достаточно много охотников, и что делать, будут решать в районе. Жена, и большое ей за это спасибо, сама организовала группу по моему поиску, которая меня нашла и на радостях съела мою утреннюю кашу и уничтожила настойку. История закончилась летом, когда работник МЧС предъявил мне претензию, что на поиски в том числе и меня с города вызвали водолаза, а я тут спокойно по поселку гуляю. К основным выводам моей истории отношу: купание в ледяной воде лучше проводить в спасательном жилете, очевидцам пустой плывущей лодки лучше сразу проверить реку хотя бы на расстоянии 5 километров и самое главное: спасение пропавших на реке пока исключительно в руках близких людей, госаппарат медлителен, не имеет методики такого спасения, умения, да и большого желания. Сергей КРАСИКОВ, п.Благоево.


ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ
100 лет журналистике Год культуры в Республике Коми 2018 Спиридонов