Версия для слабовидящих Последний номер: 18 Мая 2020 года
16+
газета республики Коми

Главное - процесс! или Как мы рыбачили на Тыд-ваде

1 995 Общество

В начале 70-х годов прошлого столетия я трудился начальником службы на одном крупном предприятии. Как-то встретил в коридоре заместителя генерального директора по строительству, который остановил меня и задал в лоб вопрос «на засыпку»: «Знаешь ли ты Тыд-вад и бывал ли там?».

С Тыд-вадом меня познакомил отец. В середине 40-х годов стреляли с ним на этом озере уток, а до места добрались по лесной тропинке пешком. А ещё от знакомых рыбаков слышал, что в озере обитают окуни, похожие, образно говоря, на лапти огромных размеров. Причём рыбы великое множество. О вышеизложенном я и отрапортовал собеседнику, которого очень обрадовал своим рассказом.

Вот это нам и нужно, - воскликнул он. - Понимаешь, прилетает к нам начальник ПМК, который будет строить ЛЭП до Верхнемезенска. А он очень любит рыбалку. Думаю, что таких окуней он половит с удовольствием. Так что готовься быть проводником.

- А найду ли я ту тропку, по которой ходил до озера? – засомневался я.

- Да не надо нам никакой тропки. Гость прилетает на вертолёте. Вот на нём и доберёмся мы до заветного места.

И тут я вспомнил, что, по рассказам бывалых, около Тыд-вада имеется вертолётная площадка, которая была сооружена из деревьев охотниками-промысловиками, чтобы облегчить доставку добытого мяса лосей. Словом, будет куда сесть и на вертолёте.

- Через четыре дня будь готов к полёту, - завершил наш разговор заместитель генерального. - Да, для компании пригласи ещё двух своих знакомых, чтобы было веселей. Думаю, такие друзья у тебя найдутся.

К указанному дню мы втроём подготовили свою амуницию - набитые всякой всячиной вещмешки, три 10-литровых эмалированных ведра под рыбу и вдобавок полиэтиленовые мешки, если улов окажется таким, что в посуду не поместится. Сигнал на поездку каждый ждал на своём рабочем месте. Вертолёт с гостем прилетел с утра. До обеда решали производственные вопросы. После обеда полетели. Пролетали над прорубленной просекой, по которой должна пройти ЛЭП. Гостю из Ухты до того понравилась удорская тайга, что он даже сказал о том, что такую красоту рубить жалко. Я ему объяснил, что вырубать трассу для ЛЭП жалко вдвойне, ибо никто эту древесину вывозить в дальнейшем не будет, и она вся сгниёт. А трасса-то протянется не один-два, а десятки километров. Поэтому с учётом этого было бы лучше, если в посёлок завезти дизельную электростанцию. Не знаю, имело ли какое-то значение для принятия решения моё высказанное мнение, но от строительства ЛЭП в Верхнемезенск в конце концов решено было отказаться.

Около 20 минут кружили над строящимся посёлком, после чего полетели, наконец, и на Тыд-вад. Тыд-вад - это одно большое и два небольших озера. Из озёр вытекает река Тыд, которая впадает в Мезень выше устья Нижней Пузлы. Вертолётная площадка хорошо видна сверху, и мы её быстро нашли и благополучно сели. После того, как наши вещи были выгружены, вертолёт улетел. Гостю было невтерпёж порыбачить и, надув резиновую лодку, он вместе с замгенерального отправился за окунями. Я еле успел кинуть в лодку ведро, крикнув, что окуни могут своими острыми иглами продырявить лодку.

Неподалёку от вертолётной площадки стояла охотничья избушка, где мы и намеревались обустроиться на ночлег. Заглянув с приятелями внутрь, увидели три больших целлофановых мешка. Когда развязали один из них, изнутри пошла такая вонь, что поневоле пришлось выбежать на улицу.

Оказалось, что охотники не смогли вывезти добытую дичь, которая и испортилась до зловония. О том, чтобы расположиться внутри избушки, не могло быть и речи. Место для отдыха мы обустроили прямо около вертолётной площадки. Вскоре возвратились и наши рыбаки. Не прошло и получаса, как они целое ведро заполнили килограммовыми окунями-лаптями. Забрав пустые вёдра, они уплыли снова рыбачить. Мы почистили выловленную рыбу и стали варить уху прямо в ведре. Когда уха была готова, как раз с полными вёдрами окуней вернулись и рыбаки.

Все вместе сели трапезничать около костра. Уху налили в большие кружки, а сваренных окуней, очистив от чешуи, выложили на бересту. Однако гость никакого интереса к приготовленной нами еде не проявлял, а только вытащил из картонной коробки 3 бутылки водки. Зам.директора тоже из картонной коробки достал консервы и принялся их открывать. На наше предложение попробовать уху либо сваренную рыбу они ответили полным отказом. Спрашиваю: «Зачем же вы рыбу ловили?» В ответ услышали: «Нам главное - процесс!» Не спеша почаевничали. Выпили за хорошую рыбалку. Когда 3 бутылки были опустошены до дна, гость и зам.директора засобирались снова на рыбалку, несмотря на наше предостережение, что, находясь под градусом, можно легко на резинке и перевернуться. Увы! Только отплыли об берега метров десять, как наше предостережение сбылось. Хорошо ещё, что до берега недалеко, и горе-рыбакам больших трудов не составило добраться до него. Однако, побывав в воде, они намокли донельзя. Чтобы смогли погреться и подсушиться, разожгли большой костёр, а вокруг соорудили вешалки, чтобы сушить одежду. Правда, в июле не так уже холодно, да ещё к тому же, как говорится, приняли «на грудь» для сугреву, так что рыбаки скоро отогрелись. Тем временем, проявив смекалку, мы достали резиновую лодку и спиннинги. Правда, блесны остались лежать где-то на дне, крепко зацепившись за что-то неподъёмное.

Когда рыбакам сказали об оборванных блёснах, те только махнули руками, ответив, что этого добра у них ещё предостаточно в коробках.

Пришло время устраиваться на ночлег. В избушку, конечно, из-за вони мы больше не заходили, а устроились на крыше, щедро обрызгав её антикомарином.

Во второй день с утра рыбаки снова поехали рыбачить на резиновой лодке. На этот раз вели себя осторожней. Наловив пару вёдер окуней, вернулись очень довольные. Варить уху мы на этот раз не стали.

Рыбаки отобедали своими консервами, а у нас в вещмешках домашние припасы тоже нашлись и без варки.

Сидим - отдыхаем.

- Вертолёт прилетит к 9 часам вечера, - говорит гость. - А до этого мы ещё порыбачим. Рыбаки отправились за очередным уловом, а мы остались.

А тут как раз над нами пролетает гагара. На всякий пожарный случай я с собой прихватил на рыбалку и двустволку, мало ли что: ружьё может и понадобиться. Птица до этого уже пролетала над нами. А тут я не выдержал и выстрелил дуплетом, сделав хорошее упреждение, потому что до птицы было довольно далеко. Гагара камнем упала на воду. Когда опять с хорошим уловом приплыли рыбаки, Иван съездил на резинке и достал убитую птицу.

Когда гость увидел добычу поближе, спросил: «Вы что, гуся убили?» Объяснили, что это никакой не гусь, а гагара, причём «самец». Начали осматривать добычу. Было очень любопытно, куда попала дробь, что птица упала замертво. Однако никакой раны не заметили. И когда распотрошили внутренности убитой птицы, тоже ничего «смертельного» не нашли. А у меня был уже подобный случай с глухарём, когда дичь была убита попаданием всего лишь одной дробинки в шею. Когда внимательней обследовали шею гагары, причина наконец-то была найдена. Вытащили дробинку, и только тогда покапали капельки крови.

Уже 10 часов вечера, а вертолёта всё нет. Наш гость занервничал. Чтобы поднять как-то настроение, начали рассказывать анекдоты. Так прошло часа 2, а вертолёта всё нет и нет. Так в ожидании и уснули. В 5 часов утра проснулись от крика: «Вертолёт летит!». Правда, оказалось, что это кричит во сне наш гость. Когда все проснулись, посмеялись над случившимся. Между тем консервы и другая провизия были на исходе. Р

ешили сварить из свежих окуней уху. Рыбаки съездили на рыбалку за рыбой. А ухтинец и спрашивает: «А почему не варите суп из утки?». Объяснили гостю, что такой суп никто есть не будет, тем более он, потому что мясо гагары пахнет рыбой. Сварили уху и пообедали, правда, на этот раз уже без принятия на грудь. Надо сказать, что в первый день три бутылки «ГСМ» я незаметно припрятал на всякий случай во мху. И когда настроение у рыбаков совсем упало из-за того, что вертолёта всё не было, я отправил Ивана за бутылками, объяснив, где их найти. Сказал, что одну бутылку надо оставить, а 2 взять. Иван сходил и принёс. Выпили, закусив вареными окунями. После чего начали рассказывать разные истории о жизни и анекдоты, чтобы скоротать ожидание прилёта вертолёта. В 12 часов ночи я сам уже пошёл за последней бутылкой. Только хотел откупорить, а тут слышим звук летящего вертолёта. Когда вертолёт сел, быстро погрузились и полетели домой. Тут кто-то и вспомнил, что бутылку-то мы не выпили. Я сказал, что бутылку я поставил у пня, и она там и осталась.

Только когда прилетели в Усогорск, я вынул бутылку из рюкзака и отдал гостю, сказав, что вот сейчас вы можете с вашим другом и отметить удачное возвращение с рыбалки. Дома, разбирая свой рюкзак, я тоже обнаружил бутылку водки, о существовании которой совершенно забыл, хотя и положил её сам во время сборов на рыбалку.

Старый рыбак Педор Миш.



ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ

КОММЕНТАРИИ

16.11.2019, 17:26
У автора еще есть истории? Очень интересно читать.

Оставить комментарий

100 лет журналистике Год культуры в Республике Коми 2018 Спиридонов