Версия для слабовидящих Последний номер: 18 Мая 2020 года
16+
газета республики Коми

17 декабря Русские войска штурмом овладели крепостью Очаков

0 275 Памятные даты

Штурм осуществил 15-тысячный русский корпус в 23-градусный мороз. Во главе первой колонны находился генерал-аншеф князь Н.В. Репнин, вторую колонну возглавил генерал от артиллерии И.И. Меллер. Общее руководство осуществлял генерал-фельдмаршал князь Г.А. Потемкин.

Бой отличался особенной жестокостью, и почти 10 тыс. турок было перебито. В плен попало почти 4,5 тыс. турок, в том числе и комендант крепости трехбунчужный Гассан-паша. В качестве трофеев взято 180 турецких знамен и 310 орудий. 17 декабря 1788 года, в день памяти Святителя Николая Чудотворца,

Русская армия под командованием князя Г.А.Потемкина штурмом взяла Очаков – укрепленную турецкую крепость на правом берегу Днепровско-Бугского лимана (ныне город Николаевской области Украины), деянием этим навеки вписав свои имена в летопись героических подвигов русского воинства.

Взятие турецкой крепости было делом не из легких – Очаков защищало 20-тысячное турецкое войско при 300 крепостных пушках, а сама крепость была капитально перестроена и укреплена под руководством французских инженеров и прикрыта со стороны суши многочисленными земляными укреплениями нового типа. Поэтому победоносному штурму предшествовало длительная осада, получившая название «Очаковского сидения».

Событие это произошло во время очередной Русско-турецкой войны (1787–1791), развязанной Османской империей с целью возвращения Крыма. Выдвижение 50 тысячного русского войска к Очакову, или Ачи-Кале, как называли крепость турки, началось в мае 1788 года. Достигнув крепости и оценив ситуацию, князь Потемкин пришел к выводу, что взять твердыню сходу не удастся и потому приступил к осуществлению иного плана – длительной осаде.

В планы князя входило возвести батареи, обложить крепость и постоянным артиллерийским огнем заставить ее капитулировать. Однако с самого начала против плана Потемкина высказался генерал-аншеф А.В.Суворов, предложивший брать Очаков решительным штурмом в тесном взаимодействии с Лиманской флотилией. Но переубедить главнокомандующего не удалось.

Между тем, Суворов, отражая одну из турецких вылазок, силами всего лишь двух гренадерских батальонов не только штыковым ударом отбил турок, но и провел успешную контратаку, в ходе которой было захвачено несколько вражеских земляных укреплений перед крепостью. Развивая успех, Суворов хотел уже «на плечах» бежавшего врага ворваться в город, но князь Потемкин отказал ему в подкреплении, трижды приказывая отступить.

Кто знает, чем бы закончилось это сражение, если бы Суворов не был в этом бою ранен, а подкрепление было послано, но Потемкин не решился на такой риск и вместо награды отважный генерал получил выговор. «Солдаты не так дешевы, чтобы ими жертвовать по пустякам. Ни за что погублено столько драгоценного народа, что Очаков того не стоит...», - заявил князь своему генералу. Но Суворов продолжал отстаивать свою правоту: «Невинность не требует оправдания. Всякий имеет свою систему, и я по службе имею свою. Мне не переродиться, да и поздно!».

Затянувшаяся осада крепости и медлительность главнокомандующего стали раздражать многих. Как заметил по этому поводу фельдмаршал граф П.А.Румянцев: «Очаков - не Троя, чтоб его десять лет осаждать». «Я на камушке сижу: на Очаков я гляжу», – осмеивал бездействие князя А.В.Суворов. А адмирал русской службы принц Карл Генрих Нассау-Зиген писал в Петербург французскому послу Сегюру: «Очаков можно было взять в апреле... но все упущено». Письмо это стало известно Императрице, которая начертала на его копии следующие слова: «Это правда».

Как замечал военный историк генерал-лейтенант А.Н.Петров, «сознавая трудность овладения Очаковом, князь Потемкин действовал с излишнею осторожностью, которая, вернее, могла быть названа медленностью». Между тем, приближалась холодная зима, обрекавшая стоящую под стенами Очакова Русскую армию на большие потери… Потемкин, видя, что план его не увенчался успехом, а о капитуляции турок, несмотря на полыхающий огнем город, речи не идет, в начале декабря все-таки «ужаснулся зимы» и согласился на штурм крепости. «Не осталось иного средства по взятию города, кроме генерального приступа», - докладывал он Императрице Екатерине.

Для штурма были сформировали шесть колонн, в задачи которых входило: первая и вторая колоны овладевают замком Гассан-паши, третья колонна атакует ретраншемент с севера, четвертая колонна – с востока и старается не допустить отхода защитников ретраншемента в крепость. Пятая и шестая колонны должны были штурмовать саму крепость. 6 декабря в 7 часов утра при двадцатиградусном морозе начался штурм турецкой твердыни. Вначале были захвачены турецкие земляные укрепления между Очаковым и замком Гассан-паши. Затем русские войска атаковали центральные земляные укрепления, и вышли к крепостным воротам и бастионам крепости. Под прикрытием артиллерийского огня гренадеры преодолели крепостную стену.

Бой в самой крепости длился около часа. В штурме Очакова принимали участие такие прославленные русские полководцы как Потемкин, Суворов, Платов, Румянцев. А среди офицеров, отличившихся в этом сражении, были имена, получившие вскоре не меньшую известность – Кутузов, Багратион, Барклай-де-Толли.

Штурм Очакова отличался страшным кровопролитием, так как турки защищались ожесточенно. «Нужно также отдать справедливость туркам, - писал военный историк А.Н.Петров. – Они дрались с отчаянием, с изумительною стойкостью, пренебрегая смертью и предпочитая ее плену». Потери русских убитыми и ранеными составили, по одним данным, 147 офицеров и 2 тыс. 720 нижних чинов, по другим – более 4 тыс. 800 человек.

Тела русских офицеров, погибших при Очаковском штурме по распоряжению князя Потемкина были перевезены в Херсон и погребены в ограде церкви Св. Великомученицы Екатерины, в этой же церкви в 1791 году был погребен и сам князь. Турки же, согласно данным генерала А.Н.Петрова, потеряли во время штурма 8370 человек только убитыми (в том числе 283 офицера), умершими от ран – 1140 человек и 4000 пленными. В числе пленников оказался и комендант крепости – трехбунчужный паша Гуссейн. По сути, весь турецкий гарнизон был уничтожен.

Новость о падении Очакова настолько шокировала турецкого султана Абдул-Хамида I, что его постиг апоплексический удар, от которого он вскоре скончался. Русскими трофеями стали 310 вражеских орудий и 180 знамен. Местью Потемкина Очакову, который «засел у него в печенках» было полное разрушение города и крепости до основания (в виде исключения князь пощадил лишь замок Гассан-паши).

Объясняя Императрице разрушение Очакова, Потемкин напирал на необходимость «истребления предмета раздора, который при заключении мира мог бы произвести вредное замедление в переговорах». Узнав о падении Очакова, Императрица Екатерина Великая писала Потемкину: «За уши взяв обеими руками, мысленно тебя целую, друг мой сердечный… С величайшим признанием принимаю рвение и усердие предводимых вами войск, от высшего до нижних чинов… Жалею весьма о убитых храбрых мужах; болезни и раны раненых мне чувствительны; жалею и Бога молю о излечении их. Всем прошу сказать от меня признание мое и спасибо...».

А 4 февраля 1789 года в Санкт-Петербурге состоялось чествование «покорителя Очакова», «самой Миневрою избранного» «российского Марса» - князя Потемкина, удостоенного многочисленных наград. За взятие Очакова Потемкин получил жезл генерал-фельдмаршала, орден Святого Георгия I степени, грамоту из Сената с перечнем заслуг, золотую медаль, выбитую в его честь, алмаз к ордену Александра Невского, шпагу с алмазами на золотом блюде и сто тысяч рублей. Более того, в честь генерал-фельдмаршала Императрица лично сочинила стихи:

О пали, пали - с звуком, с треском

Пешец и всадник, конь и флот!

И сам со громким верных плеском

Очаков, силы их оплот!

Расторглись крепки днесь заклепны,

Сам Буг и Днепр хвалу рекут;

Струи Днепра великолепны

Шумняе в море потекут...

Взятие Очакова стало поворотным моментом в ходе Русско-турецкой войны. В 1791 году по Ясскому мирному договору Очаков был присоединен к России, что позволило ей окончательно утвердиться на Днепровском лимане и в прилегающем к нему крае, обеспечить безопасность Херсона и оградить Крым от влияния Османской империи.

Таким образом, наступал черед господства Российской Империи в Причерноморье.



ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ
100 лет журналистике Год культуры в Республике Коми 2018 Спиридонов